Блог

Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас


Неверно будет утверждать, что кто-то появился раньше кого-то. Во все времена люди адаптировали одежду для людей с инвалидностью, делали универсальные и функциональные модели. Возможно, тогда ещё не существовало слова и понятия «инклюзия», но это не значит, что инклюзивной одежды не было. Чего тогда точно не существовало так это - социальных сетей, где можно было бы всему миру о себе заявить. Именно поэтому, понять, кто был первым не предоставляется возможным.
В то время как исследований инвалидности и одежды недостаточно, историческая фотография может проследить корни адаптивной одежды до сшитой на заказ одежды и вспомогательных средств, которые носили люди с инвалидностью в викторианскую эпоху. В эпоху, когда инвалидность подвергалась дискриминации и рассматривалась как медицинские аномалии, такие приспособления часто носили корректирующий характер, служили для маскировки «недостатков» . В противном случае они просто компенсировали деформации, вызванные травмами и заболеваниями

Войны были всегда, и солдаты, возвращавшиеся после войны, чаще всего были либо контужены, либо с ампутацией конечностей. Поэтому и приходилось адаптировать одежду под их нужды.

В 1948 году англичанка Глэдис Рид Gladys Reed was frustrated была очень недовольная своим слуховым аппаратом, который соединялся проводом с достаточно весомым аккамулятором. Аккумулятор приходилось носить в сумочке, вечно спадавшей с плеч, Рид это не устраивало. Поэтому она придумала специальный ремень с карманами для аккамулятора.
Ее более поздние дизайны, в том числе карманы на бюстгальтерах и специальные льняные сумки, которые крепились к подтяжкам для чулок, имели успех у людей, носивших слуховые аппараты. К сожалению, производство таких товаров прекратилось, когда Рид умерла.
Дизайнер Хелен Кукман также адаптировала свою одежду, чтобы было удобнее носить слуховой аппарат с аккамулятором. Она делала специальные карманы в поясах юбок и брюк. В 30-х годах, Кукман была известна тем, что принесла мужской стиль в женский костюм, и разрабатывала промышленную униформу после Второй Мировой войны.
1953 год. Этот костюм является ранним примером сочетания мужского стиля с женской одеждой. В дизайне костюма используется “мужская ткань”, куртка напоминает фасон униформы курсанта. Бархатная отделка на куртке придают женственности общему мужественному образу костюма.
1953 год. Этот костюм является ранним примером сочетания мужского стиля с женской одеждой. В дизайне костюма используется “мужская ткань”, куртка напоминает фасон униформы курсанта. Бархатная отделка на куртке придают женственности общему мужественному образу костюма.
В 1955 году редактор отдела моды New York Times Вирджиния Поуп порекомендовала Хелен на факультет физической медицины и реабилитации Нью-Йоркского университета для исследования рыночного потенциала адаптивной одежды. В институте Кукман разработала образец коллекции «Функциональной моды»: 17 предметов, созданных, чтобы помочь людям с инвалидностью самостоятельно одеваться, и проверенных на «функциональность, полезность и выбор ткани». Кукман также разработала «платье с запахом» — почти за 15 лет до культового дизайна Дианы фон Фюрстенберг — и запатентовала модель брюк с молниями во всю длину в боковых швах.
Short Cut, 1958, Photo courtesy of United Press International.
Хелен Кукман разработала этот костюм с укороченным пиджаком, чтобы устранить неудобства, которые часто возникают у людей в инвалидных колясках с длинными пиджаками и куртками. Изделия линии Functional Fashions моделировали как люди с инвалидностью, так и люди без инвалидности. На фото как раз модель без инвалидности Мэнсон Берделл «Сай» Перкинс одет в жилет без спинки, надевается жилет через голову, а галстук пристегивается; передние карманы на брюках разработаны таким образом, чтобы ими было удобно пользоваться сидя.

Дебют инклюзивной коллекции состоялся в 1959 году: более 35 000 человек поспешили разместить заказы на адаптивную одежду. В ответ на спрос на готовую одежду Кукман и Поуп учредили некоммерческий Фонд исследований и разработок одежды. Фонд предоставил Кукман пространство для исследования новых функциональных дизайнов, некоторые из которых представлены в книге «Функциональная мода для людей с ограниченными возможностями», чтобы побудить других дизайнеров и производителей с инвалиднотстью создавать свою собственную адаптвиную одежду. В статье 2019 года Художественного музея Милуоки Натали Райт, доктор наук Университета Висконсин-Мэдисон, написала, что функциональная мода Кукман была популярна из-за послевоенного американского представления о «независимости, которая предполагает, что граждане должны быть самостоятельными при выполнении продуктивных гендерно-нейтральных ролей на рынке труда и дома». Эти проблемы стали особенно актуальными для большого количества военных с инвалидностью, вернувшихся после Второй мировой войны, и для растущего числа населения, ставших инвалидами из-за полиомиелита, которые сталкиваются с недоступной средой.
Installation view, “Functional Fashions,” Milwaukee Art Musuem, 2019.
Installation view, “Functional Fashions,” Milwaukee Art Musuem, 2019.
Vera Maxwell, Rugby Suit, Indianapolis Star, Aug 4, 1963.

Вера Максвелл сотрудничала дольше всех c Functional Fashions, добавляя функциональные элементы и адаптируя одежду в течение десяти лет. Одно из ее самых известных дизайнов, Speed Suit, был создан для людей с инвалидностью. Верх из трикотажной лайкра скользит через голову без застежек и идеально подходит для «женщин, которые хотят быстро одеться» или «любых, у кого артрит затрагивает пальцы» . Максвелл также представила одно из самых роскошных творений Functional Fashions, ее костюм регби,- твидовый ансамбль с подкладкой из тюленьего меха, к которому шел в комплекте халат для людей, передвигающихся на колясках. В его дизайне использовалось новое изобретение, «прижимная лента», которая сегодня более широко известна под торговой маркой Velcro®.
Признавав коммерческий успех и потенциал инклюзивного дизайна Кукман, нью-йоркские дизайнеры, такие как Levi’sLacoste и Sears, включили функциональную моду в свои коллекции для подиумов. Хотя Кукман работала над Functional Fashions вплоть до своей смерти в 1973 году, она так и не заключила соглашение по распространению своих дизайнов на массовый рынок. Поэтому её модели с подиумов и коллаборации с брендами отсутствуют или потеряны в архивах, и их еще предстоит найти. Так, в 2019 году Натали Райт работала с защитницей дизайна для людей с инвалидностью Лиз Джексон, вместе они смогли найти инклюзивную коллекцию в архивах Levi’s. По настоянию Райт и Джексон, историк Levi’s Трейси Панек нашла пару джинсов, созданных совместно с Кукман в сотрудничестве с Functional Fashions. Для Джексон и для Райт это было очень важной и полезной находкой для их исследований, потому что, когда Кукман и Поуп умерли, линия функциональной моды практически умерла вместе с ними.
Levis предлагали функциональные джинсы напрямую потребителям через брошюры в кабинетах врачей, больницах и реабилитационных клиниках. Компания предлагала джинсы за 24,50 доллара с надписью «Современный образ Levi’s® плюс множество функциональных особенностей, которые вам понравятся». Модель была разработана как клеш Levi’s® — стиль, популярный в то время.
Levis предлагали функциональные джинсы напрямую потребителям через брошюры в кабинетах врачей, больницах и реабилитационных клиниках. Компания предлагала джинсы за 24,50 доллара с надписью «Современный образ Levi’s® плюс множество функциональных особенностей, которые вам понравятся». Модель была разработана как клеш Levi’s® — стиль, популярный в то время.

Терри Брикли, обозреватель журнала Handicap Sules в газете Santa Cruz Sentinel, написала про адаптивные джинсы Levi's® в статье 1976 года. «У меня есть информация, которая порадует многих ваших читателей», — начала она, делясь новостями о Новых функциональных джинсах. «Люди в инвалидных колясках или на костылях теперь могут присоединиться к поколению джинсов».
В то время Functional Fashions была одной из нескольких компаний, предлагающих стильную одежду для людей с инвалидностью. Начиная с 60-х годов учебники по домоводству, пособия по реабилитации и информационные бюллетени для домохозяек с инвалидностью содержали предложения по адаптации купленной в магазине одежды и вязанию адаптивной одежды. Адаптивная одежда чикагского дизайнера Джуди Фальк была представлена в каталоге Sears Home HealthCare.


Министерство сельского хозяйства США создало исследовательскую службу для изучения предпочтений в одежде женщин-с инвалидностью, особенно страдающих артритом, мышечной дистрофией и полиомиелитом. В том же институте, где работала Кукман, дизайнер с инвалидностью г-жа Ван Дэвис Оделл создала Fashion-Able в начале 60-х, линию доступной одежды и аксессуаров для женщин, основанную на функциональных элементах. Среди наиболее примечательных продуктов были бюстгальтеры с застежками-липучками и кошелек, предназначенный для размещения на Т-образной трости. В конце концов Оделл продала бизнес в 1971 году после того, как он стал слишком большим, чтобы она могла им управлять.
Поскольку Функциональная мода Кукмана и Fashion-Able Оделла были забыты и остались незамеченными в истории моды, на их место пришла «адаптивная одежда»: одежда массового производства для людей с инвалидностью, созданная компаниями, пропагандирующими инвалидность как источник вдохновения. Адаптивная одежда стала рыночным трендом в 2016 году, когда фонд Runway of Dreams Foundationв партнерстве с Tommy Hilfiger создал коллекцию адаптивной одежды из 22 моделей, коллекция побуждала детей с инвалидностью одеваться самостоятельно. Модельер Минди Шайер, основавшая фонд, стремилась «расширить возможности людей с ограниченными возможностями с помощью адаптивной одежды» после того, как из-за мышечной дистрофии ее сын Оливер не смог справляться с пуговицами и молниями на своей одежде. В статье Time, связанной с запуском Tommy Hilfiger, Шайер заявил, что целью Runway of Dreams было создать «вдохновляющее движение к инклюзивности в индустрии моды».
Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас

TargetNike и Zappos быстро последовали примеру Tommy Hilfiger, выпустив собственные линии адаптивной одежды, каждая из которых была вдохновлена определенным моментом из истории бренда. Для Zappos это был звонок в службу поддержки, который «произвел неизгладимое впечатление на нашего сотрудника». Для Nike это было письмо от подростка Мэтью Уолцера, страдающего церебральным параличом, которое взволновало генерального директора Марка Паркера.
Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас

В состав штатных дизайнеров линии Cat & Jack от Target входила мать ребенка с аутизмом, которая была вдохновлена решением проблемы одежды из сенсорных тканей. 

Неверно изображая эти стратегические корпоративные решения, как рассказы о прозрении, бренды продвигают свои продукты как оригинальные, первые и инновационные, тем самым стирая все, что существовало до них. 

Во многих отношениях эти решения отражают то, что историки Ли Винсел и Эндрю Л. Рассел описали в своей книге 2020 года «Инновационная иллюзия: как наша одержимость новым нарушила работу, которая имеет наибольшее значение», как «говорение об инновациях», которое основывается на «историях» отдельного гения от того, как на самом деле возникают вещи. То есть бренды склонны больше сосредотачиваться на языке инноваций, а не на реальных инновациях.

Бренд не может претендовать на звание «первого» в чем-то, не стирая прошлые достижения. Как предполагает ученый Макс Либуарон, «первое — это способность отбрасывать». Заявление о том, что вы «первый», — это провозглашение силы, глубоко укоренившейся в колониализме и капитализме.

Феномен первичности особенно поразителен, если взглянуть на создание прозрачных масок для лица. В ответ на требования общественного здравоохранения более дюжины здоровых людей заявили, что изобрели первую прозрачную маску, чтобы неслышащим людям было легче общаться во время пандемии. 

Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас

Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас

Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас


Энн Макинтош, доктор философии, неслышащий профессор, которая годами боролась за то, чтобы вывести на рынок свою «прозрачную хирургическую маску», не получила должного внимания. Мы не предполагаем, что Макинтош была первой, кто разработал эту маску, но здесь есть почва для мыслей. Как и Кукман, Макинтош — успешная неслышащая женщина, чья история была стерта так называемыми нововведениями других.
Из истории адаптивной одежды: как было, и что сейчас

Новое поколение дизайнеров с инвалидностью позиционирует свою моду, как “носимое искусство”, созданное из уважения своих сообществ, а не рассматривая свою работу, как решение или исправление. 
A microchip designed for a hearing aid by Sonic Innovations in 1999 (Reuters)
A microchip designed for a hearing aid by Sonic Innovations in 1999 (Reuters) "Я удивилась, когда она сказала мне, что новый дизайн настолько незаметен, что человеку будет трудно сказать, что я ношу слуховой аппарат, пока он не присмотрится повнимательнее. Более того, у меня была возможность выбрать цвета моих вспомогательных средств в соответствии с моим «тоном кожи» или моими «волосами». Невидимость больше не была ни стремлением, ни даже выбором. Теперь единственный вопрос заключается в том, как слуховые аппараты могут дополнить образ человека. - пишет Jaipreet Virdi-Dhesi в журнале The Atlantic

Несколько творений, выпущенных в 2020 и начале 2021 года: совместная работа Chella Man и Private Policy, посвященная украшениям для ушей, изменила взгляды, и теперь аппараты, которые исторически создавались незаметными, на самом деле привлекают внимание к уху и к глухоте.

Сэнди Йи из Crip Couture разработала маску для лица под названием «Один из нас», сделанную из ткани с напечатанным графическим рисунком рук Йи, которые она называет своими «двумя большими руками». 
Чтобы полностью понять эту маску, нужно рассмотреть способы, которыми пандемия выявила предубеждения относительно того, кто заслуживает спасательного лечения, а кто нет. Политика по всей стране прямо и неявно предписывала врачам не оказывать неотложную помощь лицам с физическими и умственными недостатками. Носить эту маску — значит протестовать против этой риторики одноразового использования, прославляя культура инвалидности - говорит о своей работе дизайнер
Чтобы полностью понять эту маску, нужно рассмотреть способы, которыми пандемия выявила предубеждения относительно того, кто заслуживает спасательного лечения, а кто нет. Политика по всей стране прямо и неявно предписывала врачам не оказывать неотложную помощь лицам с физическими и умственными недостатками. Носить эту маску — значит протестовать против этой риторики одноразового использования, прославляя культура инвалидности - говорит о своей работе дизайнер

Sky Cubacub разработала настраиваемые маски для лица с 11 различными стилями крепления, которые воплощают блестящую эстетику Rebirth Garments компании Sky Cubacub поддерживают миссию «сопротивляться желанию общества сделать нас невидимыми». Помещая эти объекты в истории “появления”, а не инноваций, мы получаем более глубокое понимание и оценку творческих людей с инвалидностью и сообществ, в которых они работают.

Возникновение предлагает альтернативу стиранию — независимо от того, происходит ли это стирание в результате искоренения или невидимости. Через эту новую призму мы можем начать представлять себе будущее, в котором мода для людей с инвалидностью освободит тех, кто был стерт из дизайна, из общепринятых представлений об инвалидности и даже из сообществ людей с инвалидностью.


Материал подготовлен с использованием ресурсов:



Unraveling the Long Line of Disability Fashion
www.bitchmedia.org
https://www.nal.usda.gov/exhibits/ipd/apronsandkitchens/items/show/3
https://scholarworks.calstate.edu/downloads/w9505329g

Полезные статьи